О деревне Камельгино Дзержинского района Калужской области



ОБД Мемориал

Горькая правда


     Отрывок из книги Н.Чернова "Камельгино"

     В семье Данилы Данилова было четверо детей: три сына и дочь. Старший Максим родился в 1910 г., Тарас в 1916 г., Василий - в 1919 г. Все ушли на войну. Их сестра Анфиса Даниловна, оставшись в деревне, стала свидетельницей того, что происходило на их малой родине в военное лихолетье.
Первая трагическая весть в их семью пришла весной 1942 года - "похоронка" извещала о гибели Василия.

Фото В. Данилова

Три года родительской скорби завершились радостью: зимой победного сорок пятого сам Вася написал домой письмо, да не откуда-нибудь, а из Италии! Оказалось, что он жив и здоров. Но недолго радовались этому письму родители: в марте того же года пришла в Камельгино вторая "похоронка" - Василий погиб от огнестрельных ранений, полученных во время охраны здания посольства СССР в Италии. Больше писем от Василия не приходило… В архивах ЦАМО причина смерти указана - "смертельно ранен при проверке оружия".
Сохранилась могила В.Данилова в Италии(Информация представлена прооектом "День Памяти" )
Трагична судьба Максима Даниловича

.

М.Данилов с женой

     

Перед началом войны он работал шофером и жил в Калуге. Осенний призыв сорок первого в армию, незадолго до захвата Калуги немцами - 13 октября. Мобилизационная неразбериха, случайная встреча со своим прежним начальником, по требованию которого Максим сел за руль грузовика и попытался добраться до Тулы вместе с начальнической семьёй и их скарбом.
В пути машина попала в занятую фашистами деревню. Начальник объявил: "Спасайся кто может". Максим переоделся в гражданское платье и вернулся в Калугу, уже оккупированную немцами. Всё это время "прятался под полом", а после освобождения города явился в военкомат, где рассказал свою бесхитростную историю, которой "особисты", естественно, не поверили. Последовали дознание и тюремное заключение.
Как-то в деревню, как рассказала Анфиса Данилова, по делу Максима был направлен следователь, чтобы затребовать в сельсовете характеристику на "изменника Родины". По дороге в деревню, на краю с. Льва Толстого следователь встретил пожилого крестьянина, у которого спросил как пройти в деревню, к сельсовету и поинтересовался, не знает ли здешний человек Максима Данилова - "предателя Родины". Мужик ответил, что в Камельгино никто ничего о Максиме сказать не может, его семья здесь не живет, а сельсовет два дня будет закрыт - председателя вызвали в Калугу. Следователь повернул назад, а встречным прохожим был отец Максима… Страх за семью, которой грозило клеймо "семьи предателя Родины" вынудил его отказаться от сына. А Максим - истощённый, завшивленный, волею судеб ставший "изменником Родины" - был лишен жизни. Длинный неглубокий ров, вырытый собственными руками, стал могилой и его, и ещё не одной сотни таких же "предателей".
     Третий брат - Тарас Данилович, мобилизованный в начале войны, угодил в немецкий плен, вернулся домой живым, но всё от- меренное ему время жизни нёс на себе двойное клеймо изгоя: как бывший военнопленный (пленных, по словам товарища Сталина, у нас не было - были изменники Родины) и как родной брат такого же "изменника".
      Не обошла стороной война и саму Анфису. Муж умер от боевых ран в калужском госпитале. Уже в мирное время она похоронила трагически погибшего единственного сына. Выдержать удары судьбы солдатской вдове Анфисе Даниловой помогла старообрядческая вера. Дожив до глубокой старости, она исполняла церковные требы для односельчан - старообрядцев. До самой последней минуты своей жизни она удивляла окружающих своим необыкновенным жизнелюбием и оптимизмом. В 2005 г., незадолго до смерти, она поведала семейную печальную хронику автору этих строк.



     



Ждем Ваших отзывов, уточнений, воспоминаний, фотографий. Пишите…